Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

СМИ в условиях цифровой реальности

Появление и развитие цифровых технологий привело к масштабной трансформации медиаиндустрии. Тотальная диджитализация СМИ стала причиной существенного изменения методов производства и реализации медиапродукта. Еще двадцать лет назад, чтобы быть в курсе новостей, люди покупали газеты, слушали радио и смотрели телевизионные программы, то сегодня ситуация изменилась. Если раньше потребитель должен был совершать действия для их сбора, то сегодня он не ищет, а отбирает информацию, а медиа вынуждены бороться за внимание и перестраивать бизнес-модели для сохранения аудитории и финансовой эффективности деятельности.

История диджитализации СМИ в России началась в 1993 году, когда крупные провайдеры начали предоставлять своим абонентам доступ к материалам таких газет как «Известия», «Коммерсант», «Финансовые известия». Первые интернет-медиа появились в период с 1998 по 2003 год («РБК», «Лента», «Газета.ру»). В США интернет-журналистка стала формироваться почти на десять лет раньше, первое сетевое издание «The Electronic Trib» начало функционировать в 1990 году.

С 2003 года начинается бум, сначала блогосферы, а затем и социальных сетей. Печатные издания начинают интегрироваться в онлайн, выпускать свои материалы в цифровом формате, сохраняя при этом печатные версии, а некоторые полностью уходят в онлайн. Появляются онлайн-радиостанции и онлайн-телеканалы, позже становятся доступными для скачивания мобильные приложения от крупных медиа.

По мере развития онлайн-среды и доступности веб-ресурсов стало сокращаться производство печатных газет и журналов. На начало 2020 года в реестре зарегистрированных в России СМИ числилось 42861 периодических печатных изданий, тогда как ещё в 2009 году их количество составляло 72498[1]. По данным исследования «Mail.ru Group» 72% россиян считают интернет основным источником новостей[2].



Цифровизация медиаиндустрии привела как к позитивным, так и негативным последствиям. Несомненным плюсом является простота подачи и распространения информации, а также доступность, формальное проникновение в массы. Современные медиа стали активно взаимодействовать с аудиторией и получать обратную связь, приобретая всё больше интерактивный характер. Если раньше пользователь мог только написать письмо в редакцию, то сегодня читатели, слушатели и зрители оставляют комментарии и лайки, делают репосты понравившихся материалов, обсуждают новости в соцсетях и мессенджерах, в том числе при непосредственном участии журналистов, авторов и редакторов, СМИ и их аудитория стали ближе друг к другу.

Сегодня медиа больше работают с пользовательским контентом, что повышает количество выпускаемых материалов (а значит улучшает поисковую выдачу) и снижает нагрузку на штатных журналистов и авторов. На сайтах СМИ предоставляется возможность вести экспертные колонки, блоги, публиковать новости с места событий, размещать корпоративные пресс-релизы, также реализуются спецпроекты, в рамках которых пользователи могут прислать свой текстовый или видео контент. Средства массовой информации всё больше превращаются в средства массовой коммуникации, теперь это каналы с возможностью быстрой корректировки информации и апдейта.

В свою очередь, диджитализация медиаиндустрии – это не просто смена носителя, когда сначала была газета, а теперь сайт и соцсети, – это изменение природы потребителей медиапродукта. Современная аудитория СМИ предпочитает быстрое удовлетворение своих потребностей в информации, в нужное время, и с помощью удобного носителя, она сама выбирает «повестку дня» фильтруя интересные для неё тематики и виды подачи контента (текст, видео) из всевозможных каналов и сетей. В этом ей активно помогают технологии искусственного интеллекта и нейросети, которые адаптируют выдачу под индивидуальные предпочтения. Данные тенденции меняют привычные для редакторов и журналистов стандарты создания и подачи материалов, превращая медиакоммуникацию из массовой в персонифицированную.

В свою очередь всё ещё существует цифровое неравенство, что наиболее заметно в возрастных группах: медийное потребление молодёжи (до 35 лет), которая проводит онлайн значительную часть времени, диверсифицировано, тогда как люди 60+, имеющие более низкий уровень освоения интернета, обладают привычкой к телепросмотру, что не даёт такого разнообразия информации. Оно также характерно на национальном уровне, даже в США, которые являются лидерами технологий, 18 миллионов домохозяйств не имеют подключения к интернету[3].



Сегодня медиа являются высокотехнологичными, мультимедийными площадками с обширным набором функций и сервисов. При этом их дальнейшее развитие видится не только в качестве источника информации, но и площадки для коммуникаций, где контент выступает как основной критерий её эффективности. Это обусловлено развитием новых медиа: соцсетей, блогов, других многопрофильных сайтов, где предоставлены возможности для общения, обмена мнением и информацией.

Понимая важность выхода в социальные сети, все средства массовой информации создают и развивают свои страницы на таких площадках как «Facebook», «ВКонтакте», «Instagram», «Twitter» и «Telegram», часто количество читателей их аккаунтов превышает аудиторию сайта.

В свою очередь популярность социальных сетей привела к тому, что СМИ больше не являются единственным источником информации, каждый кто имеет большое количество фолловеров выполняет функцию медиа, хоть и не в юридическом смысле. Блогеры и тематические паблики собирают, обобщают и распространяют информацию и мнения, с помощью своего аккаунта просвещают и развлекают заинтересованную аудиторию. В условиях, когда каждый может стать издателем, возникают существенные проблемы и противоречия в области конкуренции, качества и достоверности информации, контролем над распространением контента.

Трансформация медиарынка привела также к другой проблеме – необходимости внесения существенных корректировок в бизнес-процессы, а в частности, получения прибыли. Рост количества СМИ и развитие нишевых изданий привело к тому, что рекламодатели стали перераспределять бюджеты, а стоимость размещения существенно снизилась. Кроме того, значительную долю трафика интернет-издания получают из социальных сетей и агрегаторов новостей, соответственно часть прибыли получают именно эти сервисы и ресурсы, а не производители контента. Другой проблемой является тот факт, что современным СМИ приходится конкурировать не только между собой, но и с многочисленными блогерами, видеоблогерами и другими интернет-инфлюенсерами, в связи с этим рекламные бюджеты уходят туда, где больше лайков, комментариев, репостов и вовлечённости.

Существенное влияние на бюджет медиарынка оказала эпидемия COVID-19, несмотря на повышение аудитории интернет-СМИ в первой половине 2020 года почти на 150 млн человек[4] (в связи с повышенным интересом к новостям и режиму самоизоляции), произошло резкое падение рекламных бюджетов, которое, например, в региональной прессы составило до 90%.

В свою очередь, несмотря на проблемы монетизации, тенденции в медиапотреблении сформировали новые рекламные форматы. Так, например, актуальным на сегодняшний день является размещение на платной основе статей, экспертных комментариев и кейсов, брендирование тематических разделов, спецпроекты (в том числе при участии лидеров мнения и блогеров), нативная реклама.

Диджитализация меняет и технологические процессы внутри медиакомпаний, особенно в тех, кто продолжает выпускать печатные версии. Например, сегодня редакция американского издания «Washington Post» состоит из отдела, который редактирует газетные статьи под веб-сайт, а также SMM-отдела, в обязанности которого входит адаптация материала под соцсети, таким образом, функционируют три подразделения, работающие с одним контентом, но для разных носителей, обладая различными навыками и функциями.



Можно выделить ключевые тенденции развития медиаиндустрии: дальнейшее сокращение доли печатных медиа; развитие нишевых и региональных изданий; повышение количества медиа, предоставляющих платный доступ к своему содержанию (это во многом касается нишевых, аналитических и деловых изданий), контент будет нацелен на аудиторию, которая готова платить за материалы высокого и экспертного качества, а журналистика будет рассматриваться как услуга, например, по такой схеме уже функционирует РБК, предоставляя часть своего ресурса (раздел PRO) по платной подписке; искусственный интеллект и нейронные сети будут прогнозировать реакцию пользователей на публикуемый контент;  появление голосах помощников внутри новостных сайтов; формирование новых форматов рекламы, повышение объёмов рекламы после окончания эпидемии COVID-19 за счёт роста рекламного рынка в целом; повышение качества и экспертности контента в целях борьбы за внимание пользователей.

 

[1]Число газет и журналов в России за десятилетие сократилось на 40%. URL: https://www.interfax.ru/russia/691033.

[2] Цифровая трансформация PR в эпоху web 3.0. URL: https://news.pressfeed.ru/cifrovaya-transformaciya-pr-v-epoxu-web-3-0.

[3] Цифровые технологии и кибербезопасность в контексте распространения COVID-19. URL: https://ach.gov.ru/upload/pdf/Covid-19-digital.pdf.

[4] В условиях пандемии интернетом стали пользоваться 78% россиян. URL: https://www.interfax.ru/russia/727863.

 

Комментарии отключены.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru